lady in red

Лючия по 3Sat сегодня, каденция итд

Сегодня по 3SAT повторяют нашу февральскую трансляцию из Вены.
Поэтому я наконец заставила себя найти полчаса и написать этот текст.
Тем более, что «как там на самом деле было с каденцией», меня просят написать уже месяца три, а мне все никак время не найти. Еду на репетиции с Петром Бечала, концерт завтра в Эльбской Филармонии Гамбурга, ещё три часа на поезде, так что вот оно!



И здорово, что время прошло, многое отсеялось, уложилось и выкристаллизовалось.
Проект был интенсивный, необычный, с самого начала мне было понятно, что все это поляризирует мнения, чему я в принципе очень рада, давайте обсуждать оперу, а не футбол ))

Мне никогда ещё не приходилось быть такой откровенно «American Psycho“ с самого начала девочкой-дебилушкой на сцене, знаете, это было так необычно, что мне даже понравилось. Мне понравилась идея режиссера, что Лючия - аутист с самого начала, причем не просто такое обычное абстрактное, «причёсанно-красивое» сумасшествие, что видишь или делаешь обычно (руки к небу, потерянный взгляд, можно поваляться), а вот прямо по-настоящему, тики, подергивания, все, как в жизни. У меня есть богатый опыт наблюдения за аутистами, так что писала, так сказать, с натуры.
Понятно было, что будут противники, те, которые за консерватизм, чтоб все «как раньше», но тут у меня задача была другая (выжить между режиссером и дирижером).

Я не знаю, как другие, но когда передо мной ставят какую-то актерскую или музыкальную задачу, я пытаюсь вжиться в этот процесс по полной.
Мы же команда. И работа эта общая, а не так, что ты пришёл, все поменял, как тебе хочется и как безопасней. Хотя и так можно.

С Эвелино Пидо мы знакомы с 2011 года, делали вместе Капулетти и Монтекки и Пуритане (2012) в концертном исполнении в Париже и Лионе. Было понятно, что что-то придумает, он всегда так делает, главное, чтобы отличалось. Например, открывает все купюры, то есть все, что Лючия должна петь, она споёт, включая 2 страницы (обычно никогда не исполняемые, потому что утомляют, потому, что в самом конце, там низко спускающиеся арпеджио в быстром темпе, а это сложно, особенно если певица - высокая колоратура, у которой в принципе первая октава - слабое место, и эту каватину стараются пережить поскорее, добравшись до кабалетты, когда можно реабилитироваться вариациями и вставной верхушкой в конце. Или были ещё открыты несколько неудобных хроматических тактов в дуэте с братом, которые я вообще никогда не слышала. Но это, в принципе, легитимно.
Вообще, я сейчас по другому смотрю на эту партию, потому что действительно раньше я так тоже делала, а сейчас, «покрепчав и погромчев», мне в кайф петь в центре. То, что Пидо уберёт все обычные ферматы на квинтовом тоне в конце - тоже было ясно, он всегда так делает, потому что ему не нравится останавливать оркестр и ждать певца, фишка такая. Можно с ним ругаться по этому поводу, но обычно бесполезно. Когда мы пели с ним Риголетто в той же Вене, он хотел убрать ми бемоль после Вендетты совсем, тогда удалось его переубедить и мы немного передвинули его с обычного места, так, что ему не нужно было делать фермату в оркестре, а просто идти в темпе до конца ( не спрашивайте, почему), а я начинала ее просто на три такта раньше (такой шум в фб поднялся тогда помню, типа, сопрано ошиблась), тогда тоже была трансляция, можно найти где-то, или я выложу на свой канал на ютубе скоро.
У людей включается такое шаблонное мышление. Все, как на любимой пластинке должно быть, все, как они знают и любят. А по другому нельзя, ибо неправильно. :) тогда в 2013 меня это удивило, но сейчас меня уже ничто не удивляет)))

Ещё Эвелино любит встречаться заранее на рабочие сессии, я была в Париже в декабре ( на концерте со Спиваковым и Робби Уильямсом), а потом мы там остались на пару дней и поработали с ним в опере, где он что-то дирижировал.
И тогда он мне принёс вот это.

Это его наброски каденции, которую он убеждён, певица должна петь одна, то есть без сопровождения инструмента, флейты или гласс-гармоники (как все привыкли в последние 70 лет), мы много давали интервью до премьеры, он все это объяснял подробно, но кто ж это читал? или на официальном канале штаатсоперы 1,5 часа представления концепции, такая встреча со зрителями, где дирижёр, режиссёр и певцы рассказывают своё видение этой постановки. Но что, кто-то смотрел?))
Так вот, он нам рассказывал, что каденция была написана для конкретной певицы Нелли (Амелии?) Мельба ее вокальным педагогом, по его убеждению, это ошибка, потому что Доницетти ничего этого не имел в виду, и ни в коем случае не хотел превращать короткий каданс на один такт, заканчивающийся на тонике в первой октаве в отдельный концертный номер.

(“Cadence with an Instrument is a mistake”,- so said E. Pidò in one of many interviews before the opening. “Famous cadence was written in 1898 for certain singer (Amelie Melba) by her voice teacher and not by Donizetti who intended just exposed one bar cadenza with coming down to the tonic (key-note)”, - so Evelino Pidò, “this cadence has to reflect madness of Lucia and no become an extra piece in the opera”, - so E.Pidò. )

Идея каденции в одиночестве мне понравилась, потому что в своём сумасшествии человек один, все в его голове. Но ясно было, что это риск, особенно в таком консервативном театре, как Вена. Я его спрашиваю, ты уверен?, раза три спросила? Да, конечно, это будет наконец-то, что хотел Доницетти, а мы служим музыке и композитору, был ответ.
Я ему говорила, что это рискованно, что критиковать будут меня, а не его, и я не смогу тыкать в дирижера пальцем)) он только смеялся.
В итоге было 2 минуты, без сопровождения, а капелла, что в принципе намного сложнее, чем довольно удобно написанная привычная каденция, потому что нужно вернуться в ту тональность, откуда пришёл, и если бы ты спустился на «полкирпича» ниже, чем оркестр, было бы весело. После оркестровых и генеральной ко мне подходили коллеги и говорили, что не понимают, откуда у меня столько нервов и как я это делаю. А дирижёр Марко Армильято зашёл в гримерку и сказал, что только меня можно было выбрать для этой задачи, как человека с дирижерским образованием и стабильной интонацией.
Но, в общем - напряжение было не детское на этом проекте. Я килограммов 5 потеряла.
Решили мы эту сцену как диалог с невидимым Эдгардо, очень конкретно, очень много репетируя. Но практически на каждом спектакле была пара людей, которые ждали привычную каденцию. Но я ожидала и мне дико нравилась реакция остальной публики, которые начинала орать браво и хлопать с удвоенной силой. Вообще у меня это был самый большой успех у венской публики, прямо, как на стадионе, я каждый раз на поклонах удивлялась))
Можно было с моей стороны проанонсировать идеи постановочной команды в соцсетях заранее, тем самым себя обезопасив в каком-то смысле. Но я сознательно этого не делала, люблю наблюдать за людьми.
Короче, включайте телевизор сегодня вечером, посмотрите все своими глазами.


Ну уж про "все купюры" - явное преувеличение! В твоей каватине - да, а в целом изрезана была партитура просто чудовищно. Даже у нас в Мариинке новая постановка полнее (есть повторы у Энрико и Раймондо).
Но вот твоя (или режиссерская) трактовка лично меня полностью убедила. Как и злосчастная каденция, кстати. Да, это было необычно, но очень интересно. Особенно когда видишь это живьем в театре, пусть и с неудобного бокового места. :))

Edited at 2019-06-01 12:27 pm (UTC)
Не ВСЁ! Не было повтора Se tradirmi tu potrai, а тебе там тоже есть что попеть. :)
ЗЫ: И кода в конце этой кабалетты тоже была традиционно подрезана.

Edited at 2019-06-01 03:04 pm (UTC)
И еще вспомнил отсутствующий кусочек ТВОЕЙ партии: ритурнель перед повтором (тоже отсутствующим) Al ben de' tuoi qual vittima. Как раз это в нашей местной постановке поется. :)